Лого клуба "Первый шаг" Парапланерный клуб "Первый шаг"
+7(916) 956-5621
Контакты | Поиск | Форум









Система Orphus







Дети и полеты

Дети и полеты

Периодически на парапланерных форумах появляются вопросы о детских полетах. Чаще всего их поднимают летающие родители, чьи детишки подросли и начали интересоваться родительским увлечением.

С одной стороны, родителям очень хочется приобщить чадо к своему увлечению небом и полетами. Но, с другой стороны, боязно — как бы не покалечить.

Также регулярно, вместе с обсуждением минимального возраста, с которого можно начинать учиться летать, поднимается более серьезный вопрос — а нужны ли вообще несовершеннолетнему ребенку полеты? Родителям хочется потешить собственное Я, это понятно. А ребенку-то это зачем?

— Считаю, что полеты на параплане подросткам полезны.

Опустим красивые слова о спортивном развитии подростков. Существует множество других видов спорта, не связанных с авиацией, где физические нагрузки больше, а риск травм значительно меньше, чем на полетах. Главным мне кажется, что ребята на полетах очень быстро взрослеют в самом хорошем смысле этого слова.

 

* * *

"Взрослый человек" отличается от "ребенка" свободой в принятии решений. Смотрит ребенок телевизор. Подходит мама и говорит: "Уже поздно, пора спать". Ребенку хочется кино посмотреть, но если мама сказала "спать" — значит спать. Однако к свободе прикладывается важный довесок — ответственность.

Ребенок стремится к взрослости, ассоциируя ее со свободой и правом делать что захочется. О довеске к свободе, о взрослой ответственности, он обычно не задумается, так как в "наземной жизни" пока еще с ней не сталкивался. Увлеклось дитя игрой в футбол, разбило мячиком кому-то окно — платить будут родители.

На полетах свобода и ответственность сливаются воедино, и ребенок, пусть кратковременно, но на 100%, окунается во взрослую жизнь. С одной стороны, оторвавшийся от земли ребенок полностью освобождается от диктата взрослых и может творить в воздухе все, что ему заблагорассудится. Крики с земли инструктора или мамы с папой никак не повлияют на крутость траектории полета юного пилотажника. Но, с другой стороны, он очень быстро осознает, что в случае ошибки и падения на помощь мамы тоже рассчитывать не приходится. А цена ошибок на полетах — взрослая. Иногда это сама Жизнь пилота.

Случилась неприятность — порвали крылышко. Ничего криминального, но нужно чинить. Чинит параплан, естественно, "автор дырки". Но у автора множество других срочных дел и возиться целый вечер с иголкой и ниткой не хочется. Параплан начинает чиниться по принципу "лишь бы быстрее". Подходит инструктор. Видит халтуру: "Курсант, а если это порвется в воздухе? Это же твоя жизнь! Это же жизнь твоих товарищей!" Здесь не урок труда в школе, где самое страшное наказание — двойка в дневнике. И вопрос поставлен не о халтурно прошитом шве. Вопрос о совершенно взрослой ответственности юного курсанта за жизни людей, которые завтра полетят на починенном им параплане.

Конечно, заметят скептики, юридическую ответственность за состояние клубной матчасти несет инструктор, а не ребенок. Конечно, никто не доверит ребенку самостоятельно выполнить сложный ремонт параплана. И, тем не менее, слова инструктора, брошенные в процессе совместной работы, "Курсант, за твою халтуру твои товарищи могут заплатить кровью" — урок на всю жизнь.

Летающий подросток намного быстрее своих пеших сверстников начинает понимать, что так называемая "взрослость" — это, прежде всего, ответственность и только потом возможность сходить в кино на фильм 18+ или купить в магазине какую-нибудь спиртосодержащую жидкость.

 

* * *

Каждый летающий хорошо знает, что внизу его ждет земля. Земля одинаково встречает и лейтенантов, и генералов. Земля одинаково спрашивает за ошибки и с тех, кто ездит на мерседесах, и с тех, кто ездит на метро. Земля для всех одинаково твердая! Это накладывает существенный отпечаток на взаимоотношения летающих людей. Перед Землей все равны. В летающей группе нет разделения на больших и маленьких, на мальчиков и девочек. Есть только Пилоты. Более или менее опытные, более или менее хорошо летающие.

Если юный пилот сумел обкрутить термический поток и улететь на маршрут, в то время как взрослые дяди остались сидеть на старте, то вечером на разборе полетов эти взрослые дяди будут со всей серьезностью слушать подростка, как ему это удалось сделать. Разговор на равных с взрослыми совершенно обоснованно поднимает самооценку подростка и его уверенность в себе. А если в глубине души подростка сидели какие-либо комплексы неполноценности, то они очень быстро оставляют его в покое.

 

* * *

Учится ребенок в школе. Учится плохонько. Преимущественно на троечки. Какое отношение будет к нему со стороны школьных учителей? Скорее всего, так себе. Какова его ответная реакция? Подросток привыкает к статусу никчемного троечника и для поддержания своего авторитета среди одноклассников оказывается способен лишь на детские шкоды типа стул учителю мелом намазать. Реакция учителей понятна. Конфликт тихо нарастает, и вот уже подросток из "никчемных" переходит в "трудные". Дальше — только хуже…

Летающий подросток — другой. Он быстро привыкает к тому, что на полетах с ним разговаривают уважительно, ценит это. В свое время, чтобы получить допуск к полетам, он честно вызубрил теорию. Может быть, не все до конца понял в аэродинамике параплана, но зачеты сдал. И результат не замедлил сказаться. Взрослые мужики здороваются с ним за руку, как с равным. А в школе что? Он что, хуже всех в классе? Он что, самый глупый? А если со школьной математикой совсем грустно, то можно к инструктору подойти — обязательно поможет.

 

* * *

Описанное выше — далеко не полный перечень бонусов, которые Небо дарит подростку, желающему с ним подружиться. Однако и их вполне достаточно, чтобы еще раз повторить принципиальное утверждение: полеты на параплане подросткам полезны, и перейти к обсуждению нюансов технологии детского летания.

 

* * *

Первое, с чего должно начаться обучение полетам, — это объяснение подросткам, что они пришли не в один из многих детских кружков (пение, рисование, вышивание, моделирование, …), а полноценную авиацию. Что полеты на параплане — это не только круто и красиво, но и очень серьезно.

Опустим вводную встречу с романтическими рассказами о том, как красиво и круто летать на параплане, с показом захватывающих воображение фильмов и фотографий.

Первое учебное занятие — "Основы аэродинамики и теории полета" — сразу наваливается на курсанта смесью физики, математики и рядом формул, встречаться с которыми ранее подростку не приходилось. Кандидат в пилоты очень быстро обнаруживает, что полеты — это не только красота и романтика, но и серьезная работа в учебном классе, и встает перед выбором: или по-серьезному грызть гранит летной науки, или поискать себе другое увлечение. Те, кто уходит, нам не интересны. С оставшимися работа продолжается.

Дело близится к зачетам. Кое-кто из курсантов по школьной привычке надеется на шпаргалки и подсказки товарищей. Реакция инструктора: ребята, шпаргалки пишите, это полезно. Чтобы вписать весь курс теории в маленький листок бумаги, его нужно, как минимум, очень хорошо проработать. Но на зачете все бумажки в сторону. Не забывайте: главный свой зачет пилот сдает не инструктору, а Земле-матушке. Инструктора обмануть можно, Землю обхитрить еще ни у кого не получилось. Земля в каждом полете зачеты принимает. Или примет, или накажет. А наказывает она не двойкой в дневнике, а по-взрослому.

 

* * *

Зачеты сданы, можно начинать практику, но, прежде чем обсуждать нюансы летной подготовки, отметим некоторые отличия детской психики от взрослой.

ребенок легче и быстрее взрослых воспринимает любой новый материал (Ребенок познает мир. Объем информации, впитываемой годовалым малышом за единицу времени, несоизмеримо больше того, что в состоянии запомнить и осознать любой взрослый);

инстинкт самосохранения у детей работает намного слабее, чем у взрослых (Если бы у детей инстинкт самосохранения работал, как у взрослых, им было бы очень трудно, постоянно тыркаясь во все стороны, активно осваивать мир, в который они пришли);

инстинкт самосохранения у ребенка подменяется верой в безграничные силу и мудрость взрослых, уверенностью, что взрослые всегда выручат дитя из беды (Посмотрите на любого ребенка. Не обязательно человеческого. Можно на щенка или котенка. Они еще толком не умеют ни бегать, ни прыгать, ни кусаться. Но они все прекрасно умеют позвать маму. Мама приходит по первому зову малыша и решает все его проблемы).

 

Дети учатся полетам на параплане намного быстрее взрослых курсантов, летают смелее, увереннее, с первой подсказки инструктора без колебаний идут на режимы, которые взрослый курсант десять раз бы обдумал, прежде чем подступиться.

В результате быстрого освоения курсантами-подростками упражнений летной подготовки у инструктора может возникнуть эйфория:

какие у меня крутые курсанты;

какой я сам крутой инструктор, если мои курсанты так быстро учатся и так классно летают.

 

Это провоцирует инструктора на вполне естественное желание ускорить учебный процесс или набрать еще более юную группу. К тому же с детьми работать проще, чем с взрослыми. Дети быстро исполняют все, что им сказано, и, в отличие от взрослых курсантов, не задаются неудобными вопросами, в частности о том, как в процессе учебы инструктор будет обеспечивать их безопасность.

Но есть другая сторона медали. Детская психика слабее психики взрослых. Пока полеты идут в штатном режиме — все прекрасно. Но стоит возникнуть какой-либо аварийной ситуации, и слабая детская психика может не выдержать нервных нагрузок. Там, где взрослый организм отработает, может быть, не оптимально, но все же отработает, ребенок жалобно запищит "ОЙ, МАМА!!!" и дальше все будет плохо…

 

* * *

Так как же учить подростков полетам? Что здесь особенного и отличного от обучения взрослых?

Никаких особых хитростей нет. Поскольку земля для всех летающих одинаково твердая, программа летной подготовки для всех курсантов должна быть едина, независимо от их возраста. Нюанс только один — работая с детьми, необходимо все время помнить о том, что, в сравнении с взрослыми, материал они осваивают быстро, но психика у них слабая и, при попадании в аварийную ситуацию, может сломаться.

Нужно страховаться. Там, где взрослый курсант вполне мог бы быть переведен с одного упражнения на следующее, ребенка, даже обладающего более высокой техникой пилотирования, вполне уместно немного придержать. Это не сложно. Ребенок ВЕРИТ взрослым. Если взрослый инструктор сказал: "Продолжай тренироваться", подросток будет в горку бегать интенсивнее, а не задавать дурацкие вопросы: "Когда же меня выпустят на парение?". Все пойдет в копилочку: и техника пилотирования подрастет, и уверенности прибавится, и, что самое главное, запас нервной прочности нарастет, чтобы юный пилот не испугался и не запищал бы "Мама!" (вместо того чтобы активно пилотировать параплан), если вдруг по его крылу какая-нибудь бяка в воздухе стукнет.

Сколько времени и как страховаться (в сравнении с взрослыми курсантами) — вопрос сложный и ответ на него очень неоднозначен. Нужно смотреть на индивидуальные особенности конкретного подростка.

Лично о себе могу сказать так. Теоретически, инструктор должен внимательно отслеживать каждый полет каждого курсанта. Это в идеале. Реальность такова, что за чьими-то полетами наблюдаешь максимально внимательно от взлета до посадки, а на кого-то, через некоторое время тренировок, начинаешь поглядывать лишь от случая к случаю.

Универсальный контролер курсантского мастерства — инструкторская, пардон, пятая точка. Верю ей безоговорочно. Если она нервничает, глядя на курсанта, и заставляет инструктора контролировать каждое мгновение его полета, — курсант (тем более подросток) ни на шаг не сдвинется по программе. Успокоилась — можно идти вперед.

 

* * *

Заключительный вопрос — минимальный возраст, с которого можно начинать учиться летать на параплане.

В большой науке, когда невозможно строго обосновать какое-либо решение, используют так называемый "метод экспертных оценок". Суть его проста. Собирается группа специалистов, и все по очереди высказываются по обсуждаемому вопросу. Высказав свое мнение, слушают мнения коллег. Затем второй круг обсуждения. В нем эксперты корректируют свои первоначальные мнения с учетом соображений коллег, высказанных в первом круге. Далее — третий круг. И так до тех пор, пока группа не придет к какому-то единому мнению.

"Метод экспертных оценок" упомянут по той причине, что к сожалению единой строгой методики определения минимального возраста для начала обучения подростков полетам на параплане не существует, а разброс мнений по этому вопросу весьма велик. Ограничусь нашей экспертной оценкой:

обучение подростков полетам на парапланах мы готовы начинать с 14 лет.

 

В. Тюшин
Рисунок: В. Романов
6 февраля 2015 г.
Парапланерный клуб
Летная школа "Первый шаг"

 




Яндекс.Метрика
^Наверх