Катастрофа в Новом у Вектора (погиб Василий Мильниченко)

Здесь обсуждаются вопросы, связанные с полетами на парапланах: аэродинамика, конструкция, эксплуатация, сертификация, методики обучения, безопасность полетов, нормативные документы.

Модераторы: Тюшин Вадим, firstep, dmoroz67

Ответить
Аватара пользователя
Тюшин Вадим
Site Admin
Сообщения: 2200
Зарегистрирован: 28 ноя 2007 22:36
Начал летать: 1986
Откуда: Москва
Контактная информация:

Катастрофа в Новом у Вектора (погиб Василий Мильниченко)

Сообщение Тюшин Вадим »

Головное сообщение от 22.04.2012: http://paraplan.ru/forum/post/1181112
Вчера на поле в Новом погиб пилот Василий Мильниченко.
Летел на Элементе 2 , взятом у нас. Параплан практически новый, налет крыла около 5 часов. Погодные условия были спокойные, штилевые без термички. Свободный полет (не буксировка).
По всей видимости непреднамеренно ввел параплан в срыв потока на высоте более 300 метров, при выходе получил клевок под ноги и попал в конфету. Пытался бросить ЗП, но не смог.
Как будет возможность, опишем более подробно.
Соболезнуем близким и родственникам.
Прекрасный был человек, очень веселый и приятный парень.
Земля пухом...
Если человек хочет летать, то это не лечится. :-)
Аватара пользователя
Тюшин Вадим
Site Admin
Сообщения: 2200
Зарегистрирован: 28 ноя 2007 22:36
Начал летать: 1986
Откуда: Москва
Контактная информация:

Re: ЛП в Новом

Сообщение Тюшин Вадим »

Разбор ЛП от школы "Вектор" 15 июня 2012: http://paraplan.ru/forum/post/1209118
Василий проходил базовый курс летом 2011 года.Успешно и без каких либо проблем выпонил все упражнения.
Летал на идентичном 25 элементе. Теоретический экзамен после окончания курса он не сдавал.
Сами понимаете это нужно в первую очередь самому пилоту, насильно не заставляем.
В тот день была 100% высокая облачность, абсолютно чистый и спокойный воздух, ветер 2-3 м\с.
Параплан, который мы выдали Васе был практически новый, налет на крыле минимальный (Element 2, площадь 25).
Своим крылом он еще не обзавелся.
У пилота был большой перерыв в полетах, в таких случаях мы стараемся контролировать и вести на первых вылетах,
иногда повторяем упражнения из курса.
Я в тот день сидел на лебедке. Василию подсказывал Денис (BirdNikov). Первые 4 вылета он совершил без проблем,
пару раз он повторял упражнения из курса "сопряженные повороты", "разгон-торможение".
Я слышал в рацию подсказки, что он слишком агрессивно работает клевантами и вроде как он исправил эту ошибку.
Во второй половине дня я приехал на старт. Выпустил пару пилотов и потом Василия, задание ему уже не ставилось.
Это был его пятый вылет в тот день. Взлет был чистый, буксировка ровная, отцепился штатно, полетел в левую сторону.
Через какое то время посмотрел на пилота и увидел момент как он уже влетает в крыло.
Спрашивали у пилотов, никто более подробно не видел.
По всей видимости "разгон-торможение", подсрыв, отпускание клевант - конфета...
Василий пытался бросить ЗП, вытащил из подвески, но был запутан в крыле, бросить не смог.
Высота была больше 300 метров.
Мы как могли реанимировали Васю непрерывно до приезда скорой, но она ехала больше получаса. К сожалению ничего уже сделать не смогли.
Еще раз хочу выразить мои соболезнования родным и близким! Маша Держитесь!
Вася! Земля пухом...
======================================
Мнение жены погибшего пилота от 19 июня 2012: http://paraplan.ru/forum/post/1210864
Ввиду развернувшийся здесь дискуссии и продолжающегося интереса к «разбору ЛП» считаю своей обязанностью кинуть кость…

Учлет Василий Мильниченко узнал о клубе «Вектор» летом 2011 года. Конечно, у него были и другие занятия, заботы и развлечения… но после совершения первых тандемных полетов и весело проведенного времени в компании спортивно- и командноориентированной молодежи на поле в «Новом» учлет Василий вдруг проникся… В его мозгу, с легкой подачи его веселой и беззаботной жены, стала вызревать мысль: «А почему бы мне не летать? Только самому? Люди же учатся… Было бы время только…» Время нашлось и даже, к изумлению его веселой жены, деньги нашлись, и учлет Василий, оплатив базовый курс, начал посещать поле «Новое» раз в неделю или раз в две недели (в зависимости от обстоятельств). Не принять решения тусоваться в обществе парапланеристов мог бы только человек ооочень тяжелый на подъем и не привыкший к палаточно-костровому духу человек. Учлет Василий таковым не был. Он мог жить в палатках, сараях, мог бы заночевать и в открытом поле, убрав предварительно из-под головы подушку, мог жить командой и во имя команды, и вообще он хотел бы дружить с молодежью, близкой ему по восприятию внешнего мира… Но без крайностей и откровенного риска. Это был очень рациональный человек с невероятным самопожертвованием при этом во имя других. Какого-то неземного происхождения. Поэтому его рационализм в данном контексте употребляется как слово с положительным значением.

Клуб «Вектор» внешне соответствовал всем его представлениям о том, каким должна быть команда, с которой хорошо, и разумный спортивный дух, который добавляет здорового энтузиазма. Главный аргумент учлета Василия, «почему именно парапланы», заключался в том, что «парапланы – это безопасно» (к слову, если бы учлет Василий осознавал, насколько на самом деле это опасно, он бы (прости меня, Васька, что публично осмеливаюсь произносить… может быть, ты не хотел бы, чтобы все знали)… не летал. Ну уж очень велика была его степень какой-то патологической ответственности за меня (при всей моей самостоятельности по жизни и при всем моей мощном характере, который очень трудно сломать…), а также за своего детёныша, для которого Василий делал все… Даже два отца бы не сделали столько за две жизни, сколько успел сделать для своего сына за одну короткую жизнь учлет Василий. Ну, родители тоже были святое…, но я и сын их все же вытеснили…. Ну, я немного отклонилась от темы. В общем, «парапланеризм – это самый безопасный вид спорта» - именно эта идея была развита в его мозгу учлета до состояния, граничащего с легкомыслием и даже глупостью. Да, собственно,в самом деле, почему сразу с глупостью? Ведь всё и в самом деле достаточно безопасно: за всю историю существования клуба «Вектор» не было ни одного ЛП. Вернее было, но на СИВе в Турции несколько лет назад, да и то там учлет погиб потому, что приземлился на воду, не отстегнувшись предварительно перед приземлением. Крыло накрыло тогда учлета и тот захлебнулся, потому что не сумел выплыть из-под намокшего крыла… Убедившись, что ЛП действительно редкость, а если и случаются, то только с профи, а ЛП не учебных крыльях не бывает, учлет Василий начал летать самостоятельно. На первые тусовки на поле в «Новое» учлет брал свою весёлую жену. Ну, типа воздухом подышать (не ямы же под смородину все время копать на даче), ну и мужем, чтобы жена любимая повосхищалась заодно… Надо же ее удивить чем-то, а то ведь не прошибешь ее ничем... Когда жена учлета задрала голову там на поле в «Новом», она не поверила глазам своим: ее муженек наворачивал там в воздухе спирали какие-то, болтался под куполом (как потом меня просветили, винг-оверы это называется)… Его жене стало страшно…, потому что жена ранее тоже поднималась в тандеме, помнит, как ее крутили и болтали, помнит, как при этом тошнило и вдавливало в кресло… Это её, непобедимую и непотопляемую, как «Титаник» Машу, которую никогда нигде не тошнит и которая «разом семерых уложить может», как в сказке братьев Гримм… Непотопляемая Маша была морально раздавлена: «Как же так, ты, муж Василий, там такое вытворяешь и тебя, как минимум, не тошнит? И кресло не вдавливает? И не страшно тебе? А если что случится и ты упадешь? Кстати, что ты будешь делать, если начнешь падать? Парашют твой где? А если он не раскроется?»… Мужа учлета Василия развеселили опасения веселой и ничего никогда не боящейся жены, которая тут вдруг испугалась. Учлет вынужден был сознаться… что не знает, где парашют и как его раскрывать, если что… Жена учлета Маша охренела окончательно… Спустя какое-то время учлет Василий рассказал жене, где находится парашют – час настал и ему объяснили, наконец: «Мол вот веревочка, а вот хлястик. Дерни за веревочку, парашют то и раскроется…» Оказывается, новичкам нельзя знать, где находится парашют. Достаточно того, что новички знают, что он теоретически есть где-то под задницей в кресле, но вот как его достать оттуда – новички знать не должны. Стоит новичкам узнать, как пользоваться парашютом, первый самостоятельный вылет – и новичок «пересрет» от страха, решив, что час настал, и при малейшем дуновении ветерка учлет дернит заветную веревочку, после чего в небе окажется 2 купола: параплановое и парашютное. А этого, как известно, допустить нельзя… После преподнесенных жестких уроков законов жизни в небе, учлет Василий приобрел незыблемую веру в то, что запаску нужно кидать только когда «все совсем плохо и хреново». Жена учлета Василия чувствовала себя полностью раздавленной морально и главное, она стала понимать, что отстала от жизни, а потому со своими опасениями, что что-то не так, лезть перестала, потеряв контроль над действиями мужа, который на проверку, как оказалось, уже знает и понимает в таких вещах гораздо больше, чем она со своими страхами и подозрениями… Учлет Василий отныне стал летать, теоретически зная, где находится парашют и даже, наверное, как его выкинуть если что. Но мысль, что кидать парашют нужно только тогда, когда «совсем все плохо» очень глубоко осела в его сознании, проникнув в глубинные уровни его мозга…

Вот с таким настроением учлет Василий совершал все свои учебные полеты летом 2011 года в рамках учебного плана «Базовый» в клубе «Вектор». Учебный план на то и «план», что все что говорится и делается – правда. Внемли вопрошающий и да познай истину!

Пришла осень. Летать стало так тоскливо… Холодно… Жена учлета Василия обленилась окончательно и перестала присутствовать на полетах, посвятив себя копке ям под смородину на даче… Учлету Василию летать одному стало скучно. Поэтому он брал с собой семилетнего сынка на полеты… Василий очень любил своего сына, поэтому когда сынку захотелось сделать, «как папа», учлет сразу же ему это устроил: ведь осталась еще пара-тройка полетов тандемных от подарочного сертификата за 5000 рублей. После того как слетал сынок, а на подарочном сертификате остались еще какие-то деньги, учлет решил еще развлечь тёщу: «Мол, давайте, Тамара Дмитриевна, я Вас прокачу. Это так просто, противопоказаний нет. А главное – это безопасно. Парапланеризм – это самый безопасный вид спорта». Но тёща отказалась по личным соображениям… Таким образом, на счету подарочного сертификата за 5000 рублей так и остались невостребованными еще пара полётов… Кстати, может, кому надо? Обращайтесь, телефон мой в личке указан.

Пришла зима и никто не летал. Учлет озаботился сдачей экзаменов. Практику он сдал в октябре. Вроде и не с первого раза (помешала, кажется погода первый раз), но так или иначе худо-бедно сдал. Чем бы еще ему заняться? Народ летает в Турцию и в Непал…. Учлет Василий мечтательно смотрел на любимую жену и морально готовил ее к поездке в Непал… Но жена учлета Василия сама по себе «сорви-голова», ее готовить никуда долго не надо, ибо она и так всегда готова, как и он… и в палатке, и в сарае, и на поле заночевать, предварительно вышвырнув подушку из-под головы – не замерзнет, в обнимку же тепло... В общем, скукотища… Учлет стал готовиться к теоретическому экзамену, сдачу которого клуб «Вектор» назначил на 8 февраля. Вот была задача для учлета: найти книжки, литературу всякую поднять, а главное – успеть к 8 февраля! Бедный учлет напоминал в эти дни несчастного студента, который весь год гулял и вдруг – бамс, сессия! Учлет начал зависать в интернете, пытался ответить себе на вопросы, вечные как мир: «помеха сверху-снизу», вертолет или параплан, как влететь в параплан конфетой и не как не выбраться из него, какой максимальной высоты можно достичь на параплане и т.д и т.п. Подготовка к теор. экзамену напоминала семейное разгадывание скандвородов вечером перед телевизором. Даже детеныш учлета пытался участвовать в разгадывании… В общем…, учлет не сдал теоретический экзамен 8 февраля. Мир рухнул для него, перестал существовать. Непал, Турция… Все мечты с любимой женой Машей на самой вершине Аннапурны разлетелись в клочья. Учлет приходил в себя месяц после неудачи… Все ждал, когда будет назначен день пересдачи… Готовился к чему-то…

Наступила весна, которая долго не хотела наступать в этом году… 20 апреля учлет задумчиво смотрел в небо и говорил своей жене: «Погода летная… Пустишь меня завтра летать?» Тем самым учлет не то чтобы спрашивал у жены «позволения», нет. Тем самым он поставил ее перед фактом, что завтра, наверное, он поедет летать. «Летай на здоровье себе», - ответила жена, в уме продумывая, а не может ли быть планов каких у них совместных на выходные. Убедившись, что вроде бы нет планов особых, жена учлета ответила, - «Только не кажется ли тебе, что ты с ума сходишь. Дернишь там не за ту веревочку и лапти тебе». «Ну, это невозможно. Чтобы разбиться на параплане, нужно влететь в свое крыло. Во всех остальных случаях есть парашют». Жена испугалась, но виду не подала. Вместо этого она предпочла в подробностях расспросить, почему не получится все-таки кинуть запаску. Вы тут на форуме все люди грамотные, и поэтому, полагаю, нет смысла пересказывать, как именно падают в крыло и пытаются кинуть запаску, находясь в конфете. Учлет Василий рассказывал о технике и особенностях свободного падения в конфете ничуть не хуже вас. «Но ты не бойся, вот поеду в Турцию на СИВ-курс, там этому учат. Там учат намеренно вводить параплан в такое состояние, когда крыло срывается. Но над водой, когда это не опасно. В поле опасно. Кроме того, на учебном же крыле такое невозможно в принципе. Оно слишком большое и плохо маневренное. Его невозможно ввести в такое состояние». Жена учлета была удовлетворена таким ответом, ибо глядя на отлаженный процесс обучения в клубе, осмеливалась считать так же. И ответ мужа только подтвердил ее догадки.

Наступило 21 апреля. И здесь не так важен тот факт, что учлет Василий Мильниченко попал в конфету. Разбору ЛП это никак не поможет, а новичков не убережет от подобного. Ни практически, ни теоретически. Здесь все так стандартно и банально, что этот случай не представляет никакой ценности для обсуждения, сравнения и обучения. Оглядываясь назад, я понимаю, что не могло быть по-другому. Падение учлета в конфете – это результат усвоения учлетом программы курса «Базовый», предоставляемой клубом «Вектор» в качестве эталона, мерила человеческих возможностей, сокрытие реального положения вещей, надежды на русский «авось», обычного человеческого разпи..дяйства и халатности., а также результат сокрытия реального статуса клуба «Вектор» как организации, ибо учлет относился к «Вектору» не как к «сообществу единомышленников, где нет инструкторов и ответственных за обучение лиц», каковым себя «Вектор» назвал после ЛП во время следствия, а как к реальной организации, которая занимается обучением и сертификацией учлетов. Падение учлета – это неизбежность, закономерность, обязанность учлета, а не случайное стечение обстоятельств и не просто ЛП. Учлет в данном конкретном случае только ускорил процесс своего падения а) отсутствием опыта и б) длительным перерывом.
Разбор ЛП имеет только теоретический интерес, причем с позиции, КАК ПРИКРЫТЬ собственный зад после ЛП и КАК ПОДСТРАХОВАТЬСЯ на будущее: типа, подписать ЕРСП. Анкету-соглашение перед полетом и пр., о чем свидетельствует данная ссылка http://paraplan.ru/forum/post/1198566
Отсутствие комментариев со стороны сообщества единомышленников «Вектор» только подтверждает сей факт.

Подведем итоги:

1. Учлет Василий был излишне уверен и переоценивал свои возможности , потому что это было запрограммировано в нём с самого начала тусовок на поле в «Новом» - все молодые, красивые, уверенные, летают, тусуются, ездят в Турцию и в Непал и все вместе! Учлету очень не хватало друзей… Он из Киева, все остались там… Общаться он мог тут в Москве разве что с моими девочками… А тут такое! Как раньше только он не знал, что есть парапланеристы на свете и что это оказывается так просто…

2. От учлета Василия я слышала несколько раз, начиная с прошлого года, что разбиться на параплане «можно только если влетишь в крыло». Он прекрасно знал технику падения на свое крыло (в общем-то и я знаю) и теоретически знал, что для того чтобы попасть в крыло, нужно его сорвать. Он так же знал, что выкинуть запаску невозможно будет, потому что, попав в крыло, ты будешь обмотан стропами (но это также знала и я). Но учлет был убежден, что это невозможно… Во-первых, дядя «Вектор» так сказал. Во-вторых, крыло учебное, а учебные крылья не складываются. В-третьих, все клевки и срывы отрабатываются на СИВе и для этого нужен специальный параплан. В-четвертых, в любом случае, нет таких ситуаций, когда нельзя выкинуть запаску. Когда мне позвонили и сообщили, что учлет погиб, я сначала решила, что это было ДТП. Когда мне сказали, что он погиб во время полета на параплане, я решила… что у мужа инфаркт был там на высоте… Или что он столкнулся с вертолетом, самолетом, другим пилотом, наконец… Я не могла допустить мысли, что он мог не просто упасть, но и еще влететь в свое крыло - это же невозможно.

3. Муж мог выкинуть запаску до падения на крыло… Но запаску, как явствует из апологии «учлета» надо кидать только когда «совсем все плохо». Раньше – ни-ни. Неспроста же от новичков на первых порах скрывают, как кидать запаску – чтобы «не пересрали». И какое-то время им позволяют летать вообще без понятия, где она и что делать, если вдруг «час настал». Программирование – великая вещь. Она проникает во все отделы твоего мозга и распространяется, как вирус по твоему телу, руководит твоими поступками на рефлекторном уровне…

4. «Парапланы – самый безопасный вид спорта». Эта идея культивируется. Она программируется в мозгах учлетов, чтобы те побольше летали и приносили доход «временно не работающим» или «безработным» единомышленникам, объединенным в единую команду под красивым словом «Вектор».

5. Если бы мне дали крыло, и позволили взлететь, я бы разбилась гораздо раньше мужа, не отлетав даже одного сезона. Я рискую по жизни. Я могу совершать демонстративные поступки, даже если они заведомо опасны. Я люблю, чтобы муж мной восхищался. И первое, что бы я сделала, взлетев – разбилась бы, прямо у него на глазах. Я же так уверена, что это все безопасно… Ведь все так говорят. Я бы не имела права на ошибку. В силу своего характера.

6. Муж имел право на ошибку. Именно потому, что его так учили, а он доверял и не проверял. Он имел право на ошибку также еще потому, что в отличие от меня ОН НИКОГДА НЕ РИСКОВАЛ. Он слишком любил меня. Слишком любил сына. Это у него какая-то самоцель была в жизни. Я постоянно думаю о тех 8-10 секундах, которые он летел вниз. И постоянно спрашиваю его, себя…. было ли ему страшно, убивая тем самым и себя, пытаясь ответить на этот вопрос. И я думаю, что ему не было страшно. Он не успел испугаться. Он был удивлен. Да, удивлен, что «влетел в крыло» и что это, оказывается, «возможно».
Если человек хочет летать, то это не лечится. :-)
Ответить